Взятка врача мсэк статьи

Взятка врача мсэк статьи

Взятка врача мсэк статьи

В Кунгуре в течение года велось расследование уголовного дела в отношении врачей бюро медико-социальной экспертизы. За 20.000 рублей они готовы были признать здоровых людей инвалидами II, III группы. «Дело врачей» передано в суд

Оперативники в течение полугода наблюдали за работой врачей бюро медико-социальной экспертизы. Благодаря скрытой камере зафиксировали несколько случаев получения ими взятки. Врачи ВТЭК готовы были за 20.000 рублей дать человеку II или III группу инвалидности. Схему получения взяток придумала врач-невролог Наталья Дьякова. Первое дело по ней и направлено в суд.

(оперативный видеоматериал) — Вам нужно будет только принести заявление и можете обратно уйти на работу.

(Виталий Игнатенко, начальник межрайонного следственного отдела следственного управления следственного комитета) — В данной ситуации Дьякова сама лично заполняла все документы, потому что она обладала этим правом, и, следствием установлено, она приносила на подпись руководителю бюро СМЭ эти документы. Он, деверя ей, подписывал документы, не глядя. Как часто бывает. И. соответственно, она вводила его в заблуждение этим. Этими ложными документами.

Деньги лже-инвалиды передавали не лично Дьяковой, а сначала посторонней женщине, Оксане Семенищевой, та их относила старшей медсестре, Наталье Русиновой. Сейчас доказано, что невролог Наталья Дьякова получила 45.000 рублей. Но это только доказанные факты.

(оперативный видеоматериал) — Так, III группа на год выдается. Сейчас идите в 8 кабинет, в 3 или 8. Встанете на очередь на Центр реабилитации вам выписан. Там вам еще льготы расскажут по коммуналке. Сходите, потом в пенсионный фонд поедите – начислении пенсий.

Благодаря врачам-взяточникам известно, что лже-инвалиды поступали на бюджетные места в высшие учебные заведения, уклонялись от службы в армии. Наталья Дьякова полностью раскаивается в содеянном. Вину свою признает. Сейчас трудно сказать о мере наказания. Предположительно, женщина может получить до 7 лет лишения свободы. Следствие по остальным участникам «врачебного дела» продолжается.

(Виталий Игнатенко, начальник межрайонного следственного отдела следственного управления следственного комитета) — Всего будет не менее 10 уголовных дел, как минимум. Сейчас решается вопрос о возбуждении уголовных дел в отношении инвалидов по статье 159 «Мошенничество», потому что лица незаконно получали пенсию по инвалидности, у всех незаконно суммы набежли…

На вопрос, почему врачи так откровенно брали взятки, они отвечали, что их толкнуло на этот шаг тяжелое материальное положение.

источник: dislife.ru

Врачи не могут оценить инвалидов: можно ли передать МСЭ Минздраву

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер.

Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему – обращайтесь в форму онлайн-консультанта справа или звоните по телефонам, представленным на сайте. Это быстро и бесплатно!

На данный момент у нас в России система МСЭ направлена против интересов инвалидов.

Игорь Зырянкин, юрист Санкт-Петербургской благотворительной общественной организации «Перспективы», помогающей людям с тяжелыми множественными нарушениями Алексей Баклан, отец ребенка с синдромом Дауна (Санкт-Петербург) Вячеслав Озеров, общественный деятель, отец инвалидов по зрению (Санкт-Петербург) – Соглашусь, что с МСЭК не просто разговаривать, а новый приказ Минздрава не является улучшающим ситуацию.

Как отец инвалидов, имею более, чем 30-летний опыт общения с этими комиссиями (еще когда были ВТЭК, а детская инвалидность определялась в поликлинике). Со точки зрения различных популистов от правозащитников и СМИ отношение к инвалидам – показатель качества государства, общества:

«Инвалид доволен – государство (общество) – хорошее, нет – плохое!»

А теперь попробуем разобраться, что такое инвалидность.

Эксперт: в каких случаях подарок врачу квалифицируется как взятка

Понятие мелкой взятки появилось в российском законодательстве с июля 2019 года. В случае получения (передачи) мелкой взятки устанавливается упрощённый порядок расследования и менее строгое наказание по сравнению с иными видами взяток.

При передаче незаконного вознаграждения медицинскому работнику негосударственного учреждения здравоохранения действия дающего и берущего будут квалифицироваться как коммерческий подкуп.

Особых смягчающих обстоятельств для обвиняемых во взятке врачу не рассматривается. Не имеет значения ни мотивация больного, ни наличие заблаговременной договорённости: если незаконная сделка состоялась, правонарушение карается по всей строгости закона.

По мнению Натальи Морозовой, уголовных дел, касающихся взяточничества среди врачей, становится даже меньше.

Подстригли МСЭ: руководителей ещё нескольких бюро медико-социальной экспертизы попросили на выход

После многочисленных жалоб со стороны инвалидов в нескольких регионах прошли увольнения руководителей МСЭ.

Об заявил Топилин. Справка : Контролировать работу МСЭ — обязанность Росздравнадзора. Эта федеральная служба проводит плановые, а также внеплановые проверки, основываясь на поступивших жалобах от граждан либо от организаций. Все услуги бюро МСЭ предоставляются бесплатно.

Медико-социальная экспертиза

Александр Петросян/aleksandrpetrosyan.com Беседуем с руководителем Межрегионального центра независимой медико-социальной экспертизы, доктором медицинских наук Светланой Даниловой.

– Светлана Григорьевна, всё, о чем пишет Людмила Симонова, – правда?

Согласно пункта 4 данного закона необходимым условием формирования состава бюро является наличие не менее одного врача по МСЭ.

При этом специальность врача не указывается… – Неужели в бюро включен всего один медик, а остальные эксперты кто? Чиновники.

Иными словами, бюро МСЭ превращается в бюро по выписке справок об инвалидности, что значительно увеличивает коррупционную составляющую и существенно уменьшает объективность вынесенного решения.

– Общественная палата РФ предлагает рассматривать «ошибки МСЭ с точки зрения Уголовного Кодекса России» и приводит примеры коррупции в Ульяновской, Волгоградской областях… Ликвидация службы МСЭ путем передачи ее функций врачебным комиссиям медицинских организаций позволит: снизить социальную напряженность среди инвалидов и граждан, первично направляющихся на МСЭ (будет исключена долгая процедура заполнения направлений на МСЭ и последующего освидетельствования в бюро); сократить расходы федерального бюджета на содержание службы МСЭ; снизить нагрузку на специалистов врачебной комиссии и врачей медицинской организации за счет исключения необходимости заполнения направления на МСЭ; исключить коррупционную составляющую со стороны специалистов бюро МСЭ;

Взятка за установление группы инвалидности

Губкинским районным судом должностное лицо психиатрической больницы признана виновной в совершении коррупционного преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 290 УК РФ (получение должностным лицом лично взятки в виде денег за незаконные действия). При повторном приеме гражданина Р., Н.

потребовала от него передачи ей денег в размере 50 000 рублей за заведомо незаконное содействие в признании Р.

инвалидом. На следующий день Н.

совершила преступление, предусмотренное ч.3 ст.

290 УК РФ (в ред.ФЗ № 139 от 01.05.2016). Заместитель Губкинского городского прокурора Младший советник юстиции А.Ю.

Медико-социальная экспертиза — пошаговая инструкция по проведению МСЭ полезные советы при отказе в проведении экспертизы

Саму процедуру проведения регулирует Федеральный закон, статьи 7 и 8. Проведением МСЭ занимаются федеральные учреждения — в частности, бюро МСЭ. Форму направления на исследование утвердило Министерство здравоохранения и соцразвития.

С другими видами независимой экспертизы вы можете ознакомиться в нашей обзорной статье.

Инвалиды совести-2

В то время, как вологжане жалуются на все более ужесточающиеся правила получения инвалидности, совершенно здоровые люди получали ее без проблем.

| Фото из архива «Премьера» Пока суд готовится рассматривать дело о взятках в МСЭ, ряд мнимых инвалидов не собираются возвращать деньги в казну.

Это уже второе уголовное дело о коррупции в Бюро медико-социальной экспертизы, направленное в суд.

Первым было дело врача детской МСЭ №14 Дмитрия Лобачева. В ходе обыска в квартире у Натальи Голодовой были обнаружены немалые средства: в шкафах, в пакетах, в диване, на видных местах лежали конверты с деньгами на общую сумму порядка 14 млн. рублей. Также были изъяты ювелирные изделия и драгоценности.

Хотя Голодовой вменяется в вину получение взяток на сумму порядка 1,5 млн. рублей, арестованы были все денежные средства и ценности: размер штрафов за взятки может доходить до 70-кратного размера самой взятки.

Войти на сайт

Конечно нужно захватить трость. и действительно чуть ли не заползать. иначе они могут сказать:вот вы же ходите спокойно.

Вам правильно советуют все предшественники ,до меня!

Вот, почитайте. Как инвалидам приходится бороться за свою группу инвалидности http://www.dislife.ru/forum/viewforum.php?f=104&s >

Вы просто не представляете, как их дрючат с отчётами!

Если знаете врачей и они Вас знают, то ведите себя соответствующе заболеванию, трость в руки, жалобы, сответствующие степени заболевания. Данные объективного обследования подтвердят то, что будете говорить. Так что жалобы и состояние должны соответствовать названию заболевания.

Всё, слава богу, отстрелялся.

Спасибо за советы и рекоммендации.

Трость я с собой на комиссию так и не брал. Вроде бы в этом году всё гладко. Вторую уже не вернули.

Об уголовной ответственности врача в случае получения взятки

Дополнительный Акт об оказании услуг сторонами не оформляется, однако может быть оформлен по требованию одной из Сторон.

Права и обязанности Заказчика могут осуществляться его уполномоченным лицом или представителем в силу и в пределах полномочия, основанного на доверенности, указании закона либо акте уполномоченного на то государственного органа или органа местного самоуправления. Вопросы, не урегулированные настоящими Правилами, разрешаются в соответствии с действующим законодательством Российской Федерации.

источник: itmedconsult.ru

В настоящее время со стороны чиновников социальной сферы предпринимаются серьезные усилия по недопущению распространения информации, связанной с арестом сотрудников Главного бюро медико-социальной экспертизы Ростова-на-Дону, которые по предварительным данным, семь лет брали взятки за поддельные документы.

Успешную операцию по пресечению коррупционной деятельности банды госслужащих, отвечающих за регистрацию и реабилитацию инвалидов, провели сотрудники Следственного комитета и ФСБ РФ.

Судя по «просочившейся» в прессу информации, с 2010 года члены преступного сообщества выдали тысячи поддельных справок об инвалидности.

Это не первый случай коррупции в органах медико-социальной экспертизы.

Ещё в 2015 году я направил письмо вице-премьеру Правительства РФ Ольге Голодец, в котором раскритиковал работу бюро МСЭ в России, отметив, что деятельность, связанная с проведением МСЭ стала областью беспрецедентной коррупции, о чем свидетельствуют многочисленные уголовные дела, возбужденные против сотрудников.

Только на одного экс-главу бюро медико-социальной экспертизы в Ставропольском крае было возбуждено более 50 уголовных дел за превышение должностных полномочий. И вот новый случай, который подтверждает крайне неблагополучную ситуацию в данной, исключительно важной для государства сфере.

В прошлом году, выступая на коллегии Генеральной Прокуратуры РФ, я говорил об устойчивом признаке медико-социальной коррупции, поразившем Министерство труда и социальной защиты РФ.

Результатом моего выступления стала жалоба руководителя Минтруда в соответствующие властные инстанции с просьбой не включать меня в новый состав Общественной палаты, которая была «с пониманием воспринята» и выполнена.

Вот вам и закономерный результат гражданской активности и принципиальности в серьёзном вопросе, который касается жизни свыше 13000000 граждан с ограниченными возможностями здоровья. Смогут ли в очередной раз уйти от ответственности руководители Минтруда, которые постоянно докладывают Владимиру Путину о проблемах в социальной сфере, которые сами и создают, покажет время.

А пока следователи решили напрямую обратиться к гражданам, которые пользовались услугами коррупционеров: «Гражданам, которые лично либо через иных лиц передавали незаконное денежное вознаграждение должностным лицам Главного бюро медико-социальной экспертизы по Ростовской области, предлагаем сообщить о данных фактах.

Эти заявления могут быть поданы к нам в СКР или в УФСБ по РО. В соответствии с примечанием к ст.

291 УК РФ лицо, давшее взятку, освобождается от уголовной ответственности, если оно активно способствовало раскрытию и расследованию преступления, либо после совершения преступления добровольно сообщило в орган, имеющий право возбудить уголовное дело, о совершенном преступлении».

И ещё, всего несколько дней назад Владимир Путин призвал создать систему целевой адресной помощи нуждающимся россиянам: «Нам, безусловно, нужно многое менять в сфере социальной политики, нужно создать систему, при которой помощь государства будет идти целевым образом для тех категорий граждан, которые в ней нуждаются, а не для всех одинаково», — заявил он на пленарном заседании форума «Российская энергетическая неделя». Неуклюжая, безответственная деятельность Минтруда работала и работает с точностью наоборот и давно потеряла контроль за важнейшими вопросами социальной политики, что наносит колоссальный ущерб государству.

источник: www.mk.ru

(8 3,12 из 5)
Загрузка…

Источник: https://ablf3.com/hozyaystvennoe-pravo/vzyatka-vracha-msek-stati.html

Правозащитники: медико-социальные комиссии в России намеренно занижают группу инвалидности

Взятка врача мсэк статьи
tamarapravdinaВ “Лиге пациентов” вызывают удивление некоторые критерии оценки инвалидности. Эксперты выступают с предложениями, которые могут помочь сделать работу комиссий более объективной.

Недавно мне рассказали историю одного глухого сызранца, которому сняли инвалидность. Инвалидность-то сняли, а что дальше делать не сказали.

Глухих на работу наши предприятия не берут. Считаю виновными в произошедшем врачей поликлиники, которые не оформили должным образом документы на МСЭ и   врачей-экспертов МСЭ, которые приняли решение о снятии инвалидности.

Число инвалидов в России за последние два года сократилось на 200 тысяч человек с 12,69 млн инвалидов в 2013 году до 12,42 млн в 2015 году, сообщили ТАСС в пресс-службе Минтруда России.

Общественные организации, защищающие права пациентов, полагают, что после вступления в силу в 2014 году новых правил установления инвалидности, учреждения медико-социальной экспертизы (МСЭ) стали чаще отказывать в установлении или продлении инвалидности, лишая людей права на бесплатное лекарственное обеспечение и льготы. Сами инвалиды, активно обсуждают эту тему в социальных сетях и жалуются на неудовлетворительную работу бюро МСЭ и равнодушное отношение к пациентам.

Балльная система оценки заболевания

Правила установления инвалидности в России изменились в конце 2014 года, после вступления в силу приказа Минтруда № 664н, который ввел балльную систему оценки заболевания и степени ограничения больного человека к жизнедеятельности.

Сейчас эксперты учитывают не только сам факт заболевания, но и оценивают, насколько человек включен в социальную жизнь, может самостоятельно себя обслуживать, общаться с другими людьми, и определяют эти способности индивидуально, в процентах.

От совокупности набранных процентов зависит то, какую группу инвалидности дадут человеку, а соответственно, какие льготы и в каком объеме от государства он сможет получать.

Член Общественной палаты РФ Владимир Слепак рассказал ТАСС, что практика применения нового приказа Минтруда показала, что “людям, которым уже была установлена группа инвалидности, она снимается, а при первичном обращении в учреждения МСЭ, инвалидность не назначается”.

В конце 2015 года он направил письмо вице-премьеру правительства РФ Ольге Голодец, в котором призвал обратить внимание на данную проблему. По поручению вице-премьера, 28 декабря 2015 года Минтруд подготовил ответ Общественной палате (копия всех документов имеется в распоряжении ТАСС).

Сколько государство тратит на инвалидов

Согласно данным Минтруда, государство тратит около 10 млрд рублей ежегодно на содержание учреждений МСЭ и около 30 млрд на обеспечение инвалидов техническими средствами реабилитации.

Кроме того, по данным ПФР, в 2015 году все инвалиды получали социальную пенсию в зависимости от группы инвалидности от 4 до 11,4 тыс. рублей.В Минтруде отмечают, что с 1995 года по 2007 год количество инвалидов в РФ увеличилось с 6,3 млн человек до 13,29 млн человек.

Именно в то время часть заключений об установлении инвалидности комиссия выносила “необоснованно”, полагают в ведомстве. Чтобы изменить эту тенденцию, полномочия по проведению МСЭ с 1 января 2005 года передали из регионов в федеральный центр, говорится в документе.

В итоге с 2007 года количество инвалидов сократилось почти на 1 млн человек, и на сегодняшний день в России зарегистрировано 12,42 млн человек с инвалидностью.

Новый приказ: за и против

При этом в ведомстве не видят связи между вступлением в силу нового приказа и сокращением численности инвалидов, сообщила ТАСС директор департамента по делам инвалидов Минтруда России Анна Гусенкова.

По ее словам, мониторинг Минтруда показал, что значимых изменений в структуре первичной и повторной инвалидности за 2015 год не произошло. “Люди, которые по степени нарушения здоровья нуждаются в мерах социальной защиты, по-прежнему будут их получать.

Каких-либо изменений в объеме социальных выплат и льгот не вводится”, – заключила она.Сопредседатель Всероссийского союза общественных объединений пациентов Юрий Жулев поддерживает введение балльной системы оценки инвалидности и считает, что она позволила сделать МСЭ более объективной.

“Если пациент видит, что ему даны диспропорционально низкие баллы, он сможет более обоснованно опротестовать решение комиссии”, – заметил эксперт.Глава “Лиги пациентов” Александр Саверский отметил, что при этом количество жалоб на органы МСЭ растет и занимает около 25% в структуре всех обращений.

“Новый приказ Минтруда не исправил ситуацию. Вся эта классификация – высшая математика для обычных людей”, – отметил он.

Ощущение, что оценивают “бракованный товар”

Жителю Ульяновской области Дмитрию Эсливанову с 13 лет из-за опухолей на позвоночнике пришлось пережить несколько сложнейших операций, лучевых- и химиотерапий. Дмитрию удалось победить рак — в прошлом году ему исполнилось 25 лет.

Однако, несмотря на тяжелые последствия противоопухолевой терапии и операций, которые привели к тому, что некоторое время Дмитрий не мог самостоятельно ходить, несколько лет назад ему поставили бессрочную третью группу инвалидности.

“Даже после перелома бедра врачи говорят, вторую группу получить без шансов. А так, первое, что на ум приходит при мыслях о комиссии – фашисты. Ну и еще много нецензурных слов. Полное ощущение, что оценивают бракованный товар”, – делится впечатлениями Эсливанов.

Он уверен, что эксперты МСЭ преднамеренно занизили ему группу инвалидности.

Проблема бесплатных лекарств

Саверский из “Лиги пациентов” также отмечает, что у правозащитников вызывают удивление некоторые критерии оценки инвалидности, например, способность человека ухаживать за собой.

“Если человек приходит на комиссию, находясь под воздействием препаратов, которые улучшают его состояние, эксперты МСЭ могут снять инвалидность.

Но отказав этому человеку в инвалидности, они автоматически лишают его бесплатных лекарств, необходимых для поддержания качества жизни и трудоспособности”, – сказал он.толпы, миллионы людей идут получать инвалидность ради бесплатных лекарств.

Привязывая лекарственную терапию к инвалидности, мы подталкиваем людей получать инвалидность”, – отметил Юрий Жулев. По словам эксперта, подобные меры могут привести к определенному росту расходов бюджета, но система начнет работать по превентивному принципу.

Как сделать работу МСЭ более объективной

Дмитрий Эсливанов, победивший смертельное заболевание, уверен, что эксперты МСЭ занизили ему группу инвалидности, но, несмотря на две апелляции, доказать это у него не получилось. “Мне сказали, когда вторая нога перестанет работать, тогда и поставим вторую группу. Все знакомые врачи удивляются, что у меня рабочая группа, а я даже полчаса не могу сидеть”, – добавил он.

Столкнувшись с системой, парень оставил попытки доказать свою правоту экспертам МСЭ, сейчас он полностью сосредоточен на своем здоровье: с помощью родителей собирает справки на получение квоты для замены тазобедренного сустава. “Боюсь, пойду еще раз на переосвидетельствование, так вообще инвалидность снимут”, – невесело шутит он.

Правозащитники отмечают, что из-за отсутствия независимой экспертизы, инвалид зачастую остается один на один со своей проблемой. Как показывает юридическая практика, на которую они ссылаются, суд лишь в редких случаях пересматривает решение МСЭ в пользу пациента.

Вот лишь несколько предложений, которые, по мнению экспертов, помогут сделать работу бюро МСЭ более объективной и понятной для граждан: введение лечащего врача пациента в состав комиссии, возможность приглашать на контрольный осмотр своего представителя, создание специального надзорного органа, который бы контролировал деятельность бюро МСЭ или передача контроля крупной общественной организации. “Но наиболее перспективным и эффективным представляется вариант передачи полномочий МСЭ врачебным комиссиям, которые сейчас существуют при поликлиниках”, – считает Саверский.По словам Жулева из Всероссийского союза общественных объединений пациентов, в законе уже прописано понятие независимой экспертизы, и его необходимо постепенно внедрять в жизнь. “Но мы должны понимать, что независимая экспертная оценка не может автоматически дезавуировать решение МСЭ, порядок остается тот же: либо она должна признаваться МСЭ при апелляции, либо должна работать на уровне судебной системы”, – говорит он.В Минтруде добавили, что дополнительным направлением работы для объективизации работы МСЭ станет формирование института независимой медико-социальной экспертизы. “Над этим вопросом министерство в данный момент работает совместно с Минздравом России”, – сказала глава департамента по делам инвалидов Минтруда.

Источник

?

|

tamarapravdinaВозбуждено дело о торговле квотами на лечение онкобольных в институте им. Герцена

Правоохранительные органы возбудили уголовное дело по факту торговли квотами на лечение онкобольных в Московском научно-исследовательском институте имени Герцена (МНИОИ), сообщил “Интерфаксу” источник в правоохранительных органах.

“Уголовное дело возбуждено по статье о мошенничестве в крупном размере, совершенном в составе организованной группы в отношении неустановленных лиц из числа руководителей МНИОИ и сотрудников частной клиники “Аско-Мед”, – сказал источник.

По его словам, “медики обманывали онкобольных, обратившихся за помощью, заставляя их оплачивать лечение”.

“Когда пациенты обращались в МНИОИ за срочной помощью, им заявляли, что мест и квот нет, но при этом рекомендовали обратиться в отделение платных услуг института в Каширском проезде”, – отметил собеседник агентства.

“Там с больными заключали договор на оказание медпомощи от имени частной клиники, и взимали деньги. На самом деле лечение осуществлялось за счет средств фонда ОМС. Полученные средства присваивались участниками преступной группы”, – рассказал собеседник.

Он уточнил, что на сегодня известно по меньшей мере о трех пострадавших от действий мошенников, сумма ущерба уже превышает полмиллиона рублей.Обвинение никому не предъявлено.

“Аско-Мед” – это моя страховая компания. Пора её менять.

Источник

Источник: https://tamarapravdina.livejournal.com/217434.html

Подарок или взятка: что нужно знать врачу и пациенту, чтобы не нарушить закон?

Взятка врача мсэк статьи

Источник изображения: www.pixabay.com

Отблагодарить врача за успешное лечение – русская традиция. Но в некоторых случаях даже коробка конфет может оказаться незаконным подарком. О том, в каких случаях подарок врачу квалифицируется как взятка, порталу «Сибмеда» рассказала Наталья Морозова, доцент кафедры Института повышения квалификации Академии Следственного комитета РФ.


За «больничный» не благодарят

Коррупция среди медработников – не самая распространённая ситуация в общем числе дел, связанных со взяточничеством в нашей стране. Тем не менее, случаи вручения несанкционированных подарков врачам от пациентов регулярно происходят как в России в целом, так и в Новосибирской области.

Случается, что они связаны с незнанием законодательных предписаний – как правило, со стороны пациента. Однако, согласно российскому законодательству, незаконная сделка влечёт за собой наказание как для берущего, так и для дающего взятку.

При этом дача взятки и её получение караются по разным статьям, но оба правонарушения квалифицируются как уголовные.

По словам Натальи Морозовой, самое главное условие, определяющее презент пациента как взятку, – принадлежность врача к категории должностных лиц.

Должностным лицом считается специалист, от которого зависит дальнейшая судьба вверенного ему человека с юридической точки зрения.

В сфере медицины это может быть член медико-социальной экспертизы или судмедэкспертизы, а также врач, выдающий листок нетрудоспособности.

Будучи должностными лицами, эти специалисты не имеют права брать от пациента абсолютно никаких подношений, будь то бутылка шампанского или «чисто символическая» шоколадка. Даже 10 копеек, оставленные на столе должностного лица, могут стать основанием для предположения факта взятки.

В то же время, врач, не являющийся должностным лицом, с точки зрения уголовного законодательства имеет право получить от благодарного больного подарок.

Речь идёт о докторе, который лечит или пролечил своего пациента, но не выдаёт официальных документов, влияющих на его права и обязанности.

«Пациенту нужно помнить: материально благодарить врача за выполнение должностных обязанностей – абсолютное табу, – говорит Наталья Морозова. – Если врач выдал больничный – ему можно лишь сказать «спасибо».

Отблагодарить можно за качественное лечение.

Врачу же категорически нельзя брать подарки за должностные обязанности, то есть, он должен для себя разграничивать, когда он является должностным лицом, а когда – просто врачом».

Собираясь преподнести презент врачу в качестве благодарности за лечение, стоит помнить о том, что не все медучреждения разрешают своим сотрудникам принимать подарки от пациентов – в некоторых организациях это строго запрещено. Если такой запрет нарушается, работодатель вправе применить к сотруднику те или иные взыскания в соответствии с внутренними правилами организации. А вот пациент никакого наказания не понесёт. 

«Чтобы врачу не попасть в нежелательную ситуацию, ему следует знать локальные нормативные акты своего медучреждения, политику учреждения по поводу получения подарков, – продолжает Наталья Морозова. – Как правило, врач знает, что принято в его больнице, потому что с необходимыми документами его знакомят под роспись в обязательном порядке».



Стоимость подарка и «цена» взятки

Эксперт подчёркивает: вопреки распространённому заблуждению, что любой подарок в сумме до 3 тыс. руб. взяткой не является (согласно Гражданскому кодексу РФ, дарение подарков свыше этой суммы, действительно, не допускалось), определяющим условием в любом случае остаётся принадлежность врача к категории должностных лиц, независимо от суммы.  

И всё же рубеж в 3 тысячи имеет значение. Например, в соответствии со ст.575 Гражданского кодекса РФ именно эту сумму запрещается превышать врачам в качестве стоимости полученного подарка. Уложиться в неё при благодарности врача за профессиональные услуги, по словам специалиста, требуют и этические нормы.

Сумма в 3 тыс. руб. может стать решающей и в «спорных» случаях. Например, в ситуации, когда врачу преподносит подарок представитель фармацевтической компании. Прежде всего, в этом случае имеет значение то, за какие услуги фармацевт благодарит врача.

Если поводом для презента послужило сотрудничество врача с коммерческой организацией, подарок может считаться взяткой. А вот если речь идёт о подарке за участие в конференции, которую организовала компания, то стоимость этого подарка не должна превышать тех самых 3 тыс. руб.

Если же подарок более дорогостоящий, закон предписывает его сдать либо вернуть дарителю.

Как же оценить реальную стоимость подарка? Универсальных способов, по словам Натальи Морозовой, здесь нет. Иногда смотрят рыночную стоимость подаренного предмета, иногда выявляют его среднюю цену, исходя из мониторинга цен аналогичных предметов в открытых источниках, в некоторых организациях создаётся специальная оценочная комиссия.

Самим же предметом взятки может быть всё что угодно – от денежных банкнот до какой-либо услуги (например, помывка машины). Последняя, как и предметный подарок, будет оценена по своей стоимости. Не является взяткой то, что нельзя оценить в деньгах. Как правило, это подарок, сделанный своими руками, если он не изготовлен из дорогостоящих материалов.

Стоит учитывать, что с недавнего времени взяткой считается то, что приносит выгоду не только взяткополучателю, но и учреждению, в котором он работает.

Виновным при этом будет оставаться лишь сам взяткополучатель, а также тот, кто эту взятку дал.

Так, например, ремонтные или отделочные работы, выполненные в больнице в обмен на услугу должностного лица, повлекут за собой наказание этого должностного лица и взяткодателя.

Тяжесть наказания за взятку меняется в зависимости от переданной суммы или стоимости незаконного подарка. Так, наименьшим наказанием карается мелкая взятка – до 10 тыс. руб., взятка в незначительном размере – до 25 тыс. руб.

Более серьёзное наказание ожидается за взятку в значительном размере – от 25 тыс. руб., а самому серьёзному наказанию подвергаются обвинённые в крупной и особо крупной взятках – 150 тыс. руб. и 1 млн руб. соответственно.

 

Понятие мелкой взятки появилось в российском законодательстве с июля 2016 года. В случае получения (передачи) мелкой взятки устанавливается упрощённый порядок расследования и менее строгое наказание по сравнению с иными видами взяток.

Минимальное наказание при обвинении по делам о взяточничестве – штраф от 200 тыс. руб. либо лишение свободы на срок до одного года. Максимальное наказание предусматривает штраф от 3 млн руб. до 5 млн руб.

с лишением права занимать определённые должности или заниматься определённой деятельностью на срок до 15 лет либо лишение свободы на срок от 8 до 15 лет со штрафом в размере до семидесятикратной суммы взятки или без такового с лишением права занимать определённые должности или заниматься определённой деятельностью на срок до 15 лет или без такового.

При передаче незаконного вознаграждения медицинскому работнику негосударственного учреждения здравоохранения действия дающего и берущего будут квалифицироваться как коммерческий подкуп.

Смягчающие обстоятельства

Особых смягчающих обстоятельств для обвиняемых во взятке врачу не рассматривается. Не имеет значения ни мотивация больного, ни наличие заблаговременной договорённости: если незаконная сделка состоялась, правонарушение карается по всей строгости закона.

Более того, если имела место договорённость на определённую сумму, но состоялась передача лишь её части, нарушителям будет вменяться в вину оговоренная цифра полностью. Так, если врач и пациент договаривались о передаче 5 тыс. руб., а в качестве задатка были переданы лишь 500 руб., то с точки зрения закона сделка состоялась на все 5 тыс. руб.

Однако от неблаговидной идеи можно вовремя отказаться. Даже после сговора с врачом пациент может обратиться в правоохранительные органы, с которыми в этом случае он соглашается сотрудничать.

После передачи взятки полиция изымает переданные деньги. При этом пациент, вступивший в сотрудничество с полицией, от уголовной ответственности освобождается.

По словам Натальи Морозовой, в основном именно так раскрываются подобные преступления.

Освобождается от уголовной ответственности пациент и в том случае, если взятку он уже передал, однако после этого обратился в правоохранительные органы. Законодательство квалифицирует такой поступок как деятельное раскаяние.

Если же у правоохранителей имеется информация о том, что тот или иной врач незаконно получает от пациентов деньги, проводятся оперативно-розыскные мероприятия с привлечением любого человека, готового сотрудничать с полицией. Однако если представители правоохранительных органов такой информацией не обладают, речь будет идти о провокации взятки. В этом случае человек, спровоцированный на взятку, от уголовной ответственности освобождается.

«С позиции Европейского суда по правам человека и Верховного суда РФ, провокация взятки означает ситуацию, при которой нет уверенности в том, что преступление было бы совершено, если бы не вмешательство правоохранительных органов, – объясняет Наталья Морозова.

Соответственно, если от полиции приходит человек и склоняет должностное лицо к получению взятки, при этом доказательств того, что он раньше взятки брал, нет, признаётся, что имела место провокация взятки.

Поэтому он должен быть освобожден от уголовной ответственности». 
Пожаловаться на взяточника в виде заявления может любой человек. Сегодня в госучреждениях действуют предписания, обязывающие сотрудников сообщать о факте коррупции в правоохранительные органы.

Существуют такие предписания и в некоторых частных организациях.

Так, если к врачу обратился человек с предложением о даче взятки, врач может обратиться к руководству учреждения или в правоохранительные органы с сообщением о данном факте. В этом случае уже врач будет освобожден от уголовной ответственности, а лицо, склонявшее к совершению преступления, понесёт уголовную ответственность. 

Вымогательство взятки

Нередко имеют место и случаи вымогательства взятки. Однако речь о вымогательстве денежных средств может идти лишь тогда, когда пациент имеет право на приобретение того или иного блага.

Так, если врач требует заплатить за листок нетрудоспособности здорового пациента, то есть, фактически не имеющего права на документ, временно освобождающий от работы, вымогательством взятки это не считается.

Если же врач вынуждает пациента оплатить услугу, которую больной вправе получить бесплатно, в том числе, за счёт обязательного медицинского страхования, поведение врача будет расценено либо как вымогательство взятки – когда речь идёт об использовании должностных полномочий (например, при выдаче того же «больничного»), либо как мошенничество – когда речь идёт о лечении. При этом вымогательством взятки будет считаться не только просьбы и уговоры, но и отказ в оказании услуги, подразумевающий её несанкционированную оплату.

Несмотря на относительную немногочисленность «коррупционных» дел в отношении врачей и их пациентов в России, в подобных правонарушениях всё же прослеживается определённая закономерность: больше всего таких случаев касается выдачи разного рода справок. В основном, речь идёт о листке нетрудоспособности. Как правило, сами пациенты предлагают врачу «продать» возможность отдохнуть под видом «больничного».

По мнению Натальи Морозовой, уголовных дел, касающихся взяточничества среди врачей, становится даже меньше. Юрист считает, что причина тому – освещение таких фактов в средствах массовой информации.  

Источник: https://sibmeda.ru/medical-law/dlya-vrachey/podarok-ili-vzyatka-chto-nuzhno-znat-vrachu-i-patsientu-chtoby-ne-narushit-zakon/

Медико-социальная экспертиза — пытка для инвалидов

Взятка врача мсэк статьи

Российские правозащитники просят правительство РФ реформировать систему МСЭ. А не проще её ликвидировать?

В прошлом году в администрацию президента РФ поступило более 130 тысяч жалоб на работу медико-социальной экспертизы: на некомпетентность и необъективность специалистов, на коррупцию и участившиеся ошибки. Каждую неделю Общественные палаты регионов регистрируют десятки обращений граждан.

Cитуация в системе МСЭ вышла из-под контроля – по словам председателя Комиссии по социальной политике, трудовым отношениям и качеству жизни ОПРФ Владимира Слепака. С этим согласна руководитель Межрегионального центра независимой медико-социальной экспертизы, доктор медицинских наук Светлана Данилова.

Перед интервью Светлана Григорьевна прислала в редакцию письмо молодой женщины-инвалида, рассказывающей о своей поездке на очередную комиссию. Показала, чтобы журналисты понимали, с чем сталкиваются люди с ограниченными возможностями здоровья.

Там нет никаких обобщений и анализа проблем, но есть обида, откровенность, да просто настоящая жизнь… Мы сразу связались с автором: можно ли опубликовать? «Почему нельзя? Я не возражаю», – ответила колясочница из Башкирии Людмила Симонова.

Александр Петросян/aleksandrpetrosyan.com

«Бабушка – инвалид, у неё сахарный диабет, а она 7 часов в очереди…»

«У меня I группа инвалидности с 2008 года. Травма шейного отдела позвоночника, нарушение функций тазовых органов, – поясняет Людмила Симонова. – Живу в селе. Сходила недавно к своему лечащему врачу, сдала анализы. Он написал посыльный лист и отправил в город к урологу, неврологу и так далее.

Людмила Симонова

Еду в город Белорецк за сто километров. Врачи принимают в разное время и в разные дни – кому как повезет записаться. Мне пришлось неделю жить в городе, чтобы всех обойти. Проктолога не нашла, поехала в следующий город – Магнитогорск. Еще сто километров… Здание не приспособлено для колясочников, помещение старое, штукатурка отваливается, внутри сыро и холодно.

Люди ждут своей очереди часами. С часа дня до семи вечера мы сидели с мыслью: «Когда же нас пригласят?». Одна бабушка пришла в 11 и ушла через восемь часов. Сказала: «Как смену отпахала». Другая плакала, умоляя ее принять. Старушка – инвалид, у неё сахарный диабет, ей кушать хотелось, а она 7 часов в очереди стояла.

Работники МСЭ ходили мимо с каменными лицами и делали вид, что ничего не замечают.

В Белорецке с недавнего времени нет МСЭ, к нам приезжают эксперты из Уфы в определенные дни. Пришлось жить в Белорецке, ждать, когда приедут специалисты.

Хорошо, родственники пустили, и хорошо, что у меня есть друг, который затаскивал меня на 3 этаж.

А так не представляю, сколько пришлось бы мотаться из села в город по бездорожью (асфальта у нас нет), нанимать машину, потому что наши автобусы не оборудованы для колясочников.

В этот раз к нам приехали работники бюро МСЭ №6 Уфы. По моим представлениям, меня должны были пригласить в назначенное время в кабинет. Спросить, какие у меня проблемы, дать советы и рекомендации по поводу всего списка технических средств реабилитации, которые облегчили бы жизнь и помогли приспособиться, адаптироваться.

Не зря же в индивидуальную программу реабилитации добавили слово «абилитация». Считала, что МСЭ должна работать для инвалидов, но ошиблась. Отсидела я в очереди, вызвали, посмотрели на меня и заявили: «Если переделываем ИПР, то половину того, что у тебя вписано, убираем, тебе это по новым правилам не положено.

Лучше оставь старую программу и иди домой».

Как убирают? По какому закону? Оказалось, что мне не положена электроколяска, но я «шейница», руки плохо работают.

Да, я передвигаюсь на активной коляске по дому, её легко складывать в багажник, поднимать со мной на третий этаж по ступенькам, когда бываю в городе у сестры, однако для прогулок по моей деревне без асфальта с ямами и кочками необходима электрическая коляска. И в 2012 году мне ее вписали в программу. Сейчас заявили: «Нас не волнует, где ты живешь».

Эксперты не согласились со многими решениями лечащих врачей, проигнорировали их рекомендации. Обращались со мной и другими инвалидами так, будто мы пришли к ним милостыню просить, хамили.

Комиссия дала знакомой группу инвалидности, а потом вызвала ее в Уфу на повторное обследование. Мне дали месяц на обжалование решения в главном бюро региона.

Но это будет огромная проблема – придется ехать уже не сто, а триста километров, тратить свои деньги, нанимая машину. Вот так помогают в нашей стране жить инвалидам, всё для них».

Светлана Данилова

«Когда впервые услышала, что II группа инвалидности стоит 450 тысяч рублей, не поверила»

Беседуем с руководителем Межрегионального центра независимой медико-социальной экспертизы, доктором медицинских наук Светланой Даниловой.

– Светлана Григорьевна, всё, о чем пишет Людмила Симонова, – правда?

– Конечно. Российские инвалиды преодолевают столько препятствий, чтобы пройти комиссию, оформить статус или получить льготные препараты, что мама не горюй. Сейчас ведь невозможно попасть на прием к узкому специалисту, минуя терапевта, – он дает направления. Сначала идешь к нему, потом по врачам, дальше – снова к нему с результатами.

Инвалид едет за 100 километров в один город, еще за сто – в другой. А, по идее, должен обследоваться и получать помощь по месту жительства. Задача МСЭ – не оспаривать диагнозы, установленные клиницистами, а определиться с ограничениями жизнедеятельности.

У нас же эксперты меняют диагнозы, отменяют рекомендации врачей, говорят: «У пациента нет выраженных нарушений».

В Федеральном законе от 24.11.

1995 № 181-ФЗ «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» инвалидность трактуется как «социальная недостаточность вследствие нарушения здоровья со стойким расстройством функций организма, приводящая к ограничению жизнедеятельности и необходимости социальной защиты». В соответствии с этим, кроме экспертного освидетельствования, на учреждения МСЭ возложены обязанности по разработке индивидуальных программ реабилитации инвалидов и определению их потребностей в мерах социальной защиты.

– Это по закону, а как в жизни?

– А в жизни основная проблема медико-социальной экспертизы – длительность и сложность получения группы инвалидности и реабилитационных услуг для граждан с ограниченными возможностями через процедуру освидетельствования в учреждениях МСЭ. В настоящее время инвалиды часто отказываются от прохождения бюрократических процедур и решают проблемы за счет собственных средств.

Законные права инвалидов ущемляются. МСЭ заставляет людей проходить ненужные обследования, собирать ненужные анализы, аргументируя это тем, что они якобы дисциплинируют инвалида: «Хоть раз в год он пройдет врачебную комиссию, иначе не заставишь». Но, по сути, бюро МСЭ сегодня – это сложный бюрократический аппарат, создающий различные препятствия и проблемы для инвалидов.

Вступление в силу приказа Минтруда России от 11.10.2012 № 310н «Об утверждении Порядка организации и деятельности федеральных государственных учреждений медико-социальной экспертизы» поставило под сомнение необходимость существования самой МСЭ как отдельной структуры.

Согласно пункта 4 данного закона необходимым условием формирования состава бюро является наличие не менее одного врача по МСЭ. При этом специальность врача не указывается…

– Неужели в бюро включен всего один медик, а остальные эксперты кто? Чиновники?..

– Когда были ВТЭК, в комиссии было три врача. Потом пробовали включать 5 специалистов. Сейчас работают три эксперта, один из них – по медико-социальным вопросам. Причем, из документации убрали уточнения о специализации врача. Специалисты в МСЭ не идут, так как невозможно получить категорию, она не учитывается.

Бюро МСЭ общего профиля освидетельствуют граждан с самыми разными заболеваниями, и каким бы грамотным ни был врач по МСЭ, хорошо ориентироваться во всех нозологических формах практически невозможно. А входящие в состав бюро психолог и специалист по реабилитации в вопросе установления инвалидности вообще не компетентны.

Кроме того, согласно правилам, утвержденным постановлением правительства РФ от 20.02.2006 № 95 решение о признании гражданина инвалидом либо об отказе принимается большинством специалистов, проводивших МСЭ.

При наличии одного врача по медико-социальной экспертизе сомнительна объективность такого ания – основным условием признания лица инвалидом по сей день остается вид и степень выраженности нарушенных функций организма, которые может определить только врач по МСЭ (за исключением психических функций).

Иными словами, бюро МСЭ превращается в бюро по выписке справок об инвалидности, что значительно увеличивает коррупционную составляющую и существенно уменьшает объективность вынесенного решения.

– Инвалиды жалуются на низкий профессиональный уровень специалистов МСЭ в регионах. Говорят, что те даже диагнозы путают. Мама ребенка с тяжелым заболеванием недавно показала копию документа, в котором адреногенитальный синдром эксперты называют… сахарным диабетом. Где их готовят?

– В России экспертов готовят в интернатуре в Санкт-Петербурге – там есть институт усовершенствования врачей. И в федеральном бюро МСЭ. Уровень действительно низкий.

Профессионалов мало: и руководители слабые, иногда бывает стыдно их слушать – не знают нормативных документов, плохо ориентируются в законодательстве, и экспертам в регионах не хватает знаний и компетенций для понимания и исполнения приказов Минтруда РФ. Это печально, потому что система МСЭ – абсолютная монополия. Ее решения невозможно оспорить.

В досудебном порядке обжалование проводится в самой службе: одним составом, другим и далее надо обращаться в федеральное бюро, где зачастую присланные документы вообще не открываются.

Я там защищала кандидатскую, докторскую и неоднократно видела, как проходят заседания, как эксперты не видят больного, не изучают документацию, а сразу берут за основу решения главного бюро региона. Решения меняются крайне редко. Иногда суды, рассматривая иски инвалидов, постановляют: проходите экспертизу в любом регионе по вашему выбору. А какой регион изменит решение после федерального бюро?

Никакой независимый эксперт не может подойти к службе, так как нет по закону независимой МСЭ – лицензия дается лишь федеральным учреждениям. Поэтому, сколько бы ни было заключение независимого эксперта объективным и справедливым, на изменение решения федерального учреждения МСЭ оно не повлияет.

– Общественная палата РФ предлагает рассматривать «ошибки МСЭ с точки зрения Уголовного Кодекса России» и приводит примеры коррупции в Ульяновской, Волгоградской областях…

– И коррупция есть, и, к сожалению, в регионах есть свои ставки. Я, наверное, тарифы на карту скоро повешу –  много жалоб от инвалидов. Помню, когда мне впервые сказали, что в Воркуте II группа инвалидности стоит 450 тысяч рублей, не поверила. А потом люди подтвердили. В той же Воркуте врача-хирурга взяли с поличным.

Особенно страшно, когда вымогают деньги у настоящих инвалидов. Увы, это тоже часть системы. Ее нужно менять, но я уже не верю разговорам о реорганизации МСЭ. Три года назад такой вопрос уже поднимался, Минэкономразвития РФ просили подсчитать, во сколько обойдутся реформы.

Насчитали много, написали много и ничего конкретного не предложили.

Никакая реорганизация МСЭ на данном этапе не сможет решить проблему. Примеры – крупнейшие регионы, такие как Краснодарский край, Ростов-на-Дону. Руководители несколько лет назад были сняты, а на местах специалисты первичных бюро как работали, так и работают. В службе ничего не изменилось. Монополия была и осталась.

Полагаю, что определением групп инвалидности может заниматься врачебная комиссия медицинской организации по представлению лечащего врача на основании данных первичной медицинской документации, без заполнения направления на МСЭ.

В настоящее время лечащий врач представляет на врачебную комиссию пациента с временной нетрудоспособностью, инвалида с ухудшением состояния с целью назначения и коррекции лечения, лечебно-диагностических мероприятий. Поэтому председатель комиссии обычно осведомлен об особенностях течения заболевания таких пациентов.

А специалисты бюро МСЭ определяют группу инвалидности, ничего не зная о пациенте (если речь не идет о переосвидетельствовании) и полагаются только на представленные медицинские документы и однократный осмотр пациента в течение нескольких минут.

Считаю целесообразным упразднить службу МСЭ, а проведение МСЭ возложить на врачебные комиссии организаций здравоохранения, тем более, что большую часть функций в той или иной степени врачебная комиссия выполняет в настоящее время.

Реформирование потребует изменения порядка лечебных учреждений по проведению экспертизы нетрудоспособности, пересмотра функциональных обязанностей врачебных комиссий лечебных организаций первичного звена.

Зато оно позволит сократить маршрут движения граждан с ограниченными возможностями, упростит процедуру освидетельствования, повысит качество и расширит объемы предоставляемых инвалидам медико-социальных реабилитационных услуг.

Ликвидация службы МСЭ путем передачи ее функций врачебным комиссиям медицинских организаций позволит:

снизить социальную напряженность среди инвалидов и граждан, первично направляющихся на МСЭ (будет исключена долгая процедура заполнения направлений на МСЭ и последующего освидетельствования в бюро);

сократить расходы федерального бюджета на содержание службы МСЭ;

снизить нагрузку на специалистов врачебной комиссии и врачей медицинской организации за счет исключения необходимости заполнения направления на МСЭ;

увеличить доступность экспертизы для населения, ведь врачебные комиссии существуют во всех медицинских организациях, тогда как бюро МСЭ создается из расчета 1 бюро на 90 000 человек, и граждане небольших населенных пунктов вынуждены за свой счет преодолевать значительные расстояния, чтобы добраться до бюро МСЭ;

исключить коррупционную составляющую со стороны специалистов бюро МСЭ;

законодательно утвердить независимую МСЭ.

Источник: https://www.pravmir.ru/mediko-sotsialnaya-ekspertiza-pyitka-dlya-invalidov/

Юрист24
Добавить комментарий